9 глава

Гвоздик знакомится с Перлиной.

Гвоздик покинул родной город и зашагал по автостраде. Он шёл и шёл, его ноги-утюги до того накалились, что ступни жгло, как огнём. Но вот показался маленький автомобиль; он ехал медленно, потому что в нём сидел толстый-претолстый синьор. Недолго думая, одним прыжком Гвоздик прицепился сзади. Машина, потеряв равновесие от неожиданного груза, подняла передние колёса и продолжала двигаться только на задних до тех пор, пока разъярённый хозяин не закричал на мальчика:
— Убирайся отсюда, бродяга! Если хочешь путешествовать, поезжай поездом!
Гвоздик решил тотчас же воспользоваться дельным советом. Свернув с автострады, он отправился на железнодорожную станцию и вскочил в товарный поезд. Состав двинулся, и мальчик почувствовал вкусный запах. Гвоздик побежал по крышам от вагона к вагону, пока не добрался до цистерны с бензином.Гвоздик знакомится с Перлиной.

Гвоздик покинул родной город и зашагал по автостраде. Он шёл и шёл, его ноги-утюги до того накалились, что ступни жгло, как огнём. Но вот показался маленький автомобиль; он ехал медленно, потому что в нём сидел толстый-претолстый синьор. Недолго думая, одним прыжком Гвоздик прицепился сзади. Машина, потеряв равновесие от неожиданного груза, подняла передние колёса и продолжала двигаться только на задних до тех пор, пока разъярённый хозяин не закричал на мальчика:
— Убирайся отсюда, бродяга! Если хочешь путешествовать, поезжай поездом!
Гвоздик решил тотчас же воспользоваться дельным советом. Свернув с автострады, он отправился на железнодорожную станцию и вскочил в товарный поезд. Состав двинулся, и мальчик почувствовал вкусный запах. Гвоздик побежал по крышам от вагона к вагону, пока не добрался до цистерны с бензином.
— Вот это удача! — воскликнул механический мальчик. — Не только бесплатный проезд, но ещё и в вагоне-ресторане!
Поезд мчался, тяжело пыхтя, а Гвоздик сидел верхом на цистерне, как генерал на коне, и во время всего пути с наслаждением потягивал бензин из резинового шланга.
Когда состав подошёл к первой станции, мальчик слез. В дороге он хорошо отдохнул, наелся досыта и теперь отправился искать работу: он не забыл о своём обещании — заработать деньги и расплатиться с долгами.
«Я буду механиком, — подумал он. — Пожалуй, это самая подходящая для меня профессия».
Без особого труда Гвоздику удалось устроиться на небольшом заводе. Ему не терпелось как можно скорее начать работу, но не успел он войти в машинное отделение, как взлетел на воздух, словно кто-то поднял его за шиворот, — механического мальчика притянул к себе огромный магнит. Гвоздик повис на нём, болтая ногами.
— Что это за шутки? — закричал он. — На помощь! Освободите меня! — Пришлось остановить машину; со всех сторон сбежались рабочие, чтобы общими усилиями оторвать железного мальчика от магнита.
Тогда Гвоздик попробовал работать продавцом в посудной лавке, но через четверть часа за прилавком не осталось ни одного целого стакана: как только он брал что-нибудь в руки, всё моментально разбивалось. Из посудной лавки его тоже уволили.
Гвоздик не падал духом; он пустился на поиски другой работы и вскоре нашёл себе место лифтёра, но и здесь ему не повезло: под тяжестью механического мальчика лифт не двигался с места, если даже нажимали на все кнопки сразу. Гвоздика снова уволили, и больше он уже не нашёл себе работы.
Прошло несколько дней. Голодный и усталый, Гвоздик не знал, что дальше делать. Однажды вечером он бродил по городу и думал о том, какой он несчастный. Вдруг мальчик нечаянно наступил на что-то и услышал пронзительный крик:
— Ой! Что за безобразие?! Разве вы не видите, куда ставите ноги?!
На ступеньке сидела девочка и держалась за ногу. Девочка была маленькой, худенькой, с болезненным, но миловидным личиком; две светлые косички спускались ей на грудь.
— Как тебя зовут? — спросил Гвоздик.
— Перлина, — ответила девочка.
— Что ты делаешь так поздно на улице?
— Я не могу вернуться домой без денег, иначе старуха, у которой я живу с тех пор, как стала сиротой, побьёт меня. А просить милостыню мне надоело.
Тут по её прелестному личику, точно из двух невидимых краников, полились слезы.
— Ах, какая я несчастная!.. Со вчерашнего дня я ничего не ела.
Гвоздику нечего было дать Перлине поесть, но тяжёлые вздохи и слезы девочки его так взволновали, что он постарался её утешить.
— Я тебя понимаю, — сказал он. — У меня, правда, есть папа, но я не могу к нему вернуться. А ты не плачь, посмотри-ка…
Гвоздик сделал весёлое лицо и стал прыгать и вертеться во все стороны. Это было так забавно, что Перлина улыбнулась сквозь слезы:
— Ой, какой ты смешной, совсем как Буратино!..
Гвоздик погладил её по щеке, но Перлина вскрикнула от боли — железная ладошка чуть не содрала кожу с её лица.
— Я не хотел тебя обидеть, — испуганно пробормотал Гвоздик. — Я тебе друг; ты меня не бойся. Хочешь, я провожу тебя домой?
Девочка согласилась. Гвоздик взял её за руку, и они пошли.

7