5 глава

Гвоздик пытается стать жонглёром, канатоходцем, воздушным гимнастом, но в конце концов становится униформистом.

Как только прибыли в город, где решено было дать представление, директор велел натянуть большой цирковой тент и позвать Гвоздика.
— Я видел, ты энергичный мальчик, — сказал он. — Сейчас мы посмотрим, на что ты способен. Ромпиколло, иди-ка сюда!
Гвоздик увидел странного человека, который приближался, подпрыгивая только на одной руке, а другой рукой подбрасывал и ловил на лету шесть бутылок, в то время как ноги его были сплетены в воздухе.
Это был знаменитый жонглёр.
— Гвоздик, — приказал директор, — бери бутылки и попробуй повторить упражнение!
— Слушаюсь, синьор!Гвоздик пытается стать жонглёром, канатоходцем, воздушным гимнастом, но в конце концов становится униформистом.

Как только прибыли в город, где решено было дать представление, директор велел натянуть большой цирковой тент и позвать Гвоздика.
— Я видел, ты энергичный мальчик, — сказал он. — Сейчас мы посмотрим, на что ты способен. Ромпиколло, иди-ка сюда!
Гвоздик увидел странного человека, который приближался, подпрыгивая только на одной руке, а другой рукой подбрасывал и ловил на лету шесть бутылок, в то время как ноги его были сплетены в воздухе.
Это был знаменитый жонглёр.
— Гвоздик, — приказал директор, — бери бутылки и попробуй повторить упражнение!
— Слушаюсь, синьор!
Но, как только Гвоздик взял у Ромпиколло бутылки, то ли от волнения, то ли потому, что у него были железные руки, он разбил их все до одной.
— Хм, жонглёр вряд ли из тебя получится, — решил директор. — Посмотрим теперь, какой из тебя выйдет канатоходец.
Гвоздик должен был пройти по проволоке, натянутой на высоте двух метров от земли.
— Но, синьор директор, — сказал Гвоздик, — не лучше ли ходить по доске шириной в полметра? Так по крайней мере не будет риска упасть.
Представьте себе, как смеялась над ним наездница Оп-ля. Она с первой же встречи невзлюбила Гвоздика и — лишь бы мальчишка не был принят в цирк — готова была пойти на все, и даже на один вечер отказаться от аплодисментов, хотя аплодисменты для неё были важнее всего на свете. Но Гвоздик, не обращая на неё внимания, поднялся по лесенке и подошёл к натянутой проволоке.
— Это очень просто, — подбодрил его директор. — Вытяни руки в стороны и иди.
Так он и сделал, но едва ступил на проволоку, как от чрезмерного груза она лопнула, и Гвоздик, с широко расставленными руками, точно самолёт, спикировал на самую середину арены.
— Проклятье! Ты же ничего не умеешь делать! — вырвалось у директора, к великой радости Оп-ля. Но Гвоздик так умолял разрешить ему попробовать ещё какой-нибудь номер, что директор согласился.
— Ну ладно, так и быть, — сказал он. — Раз ты так мастерски летаешь, попробуй работать на трапеции.
В цирке было два воздушных гимнаста — братья Нуволино и Нуволетта — Облако и Облачко. Звали их так потому, что они носились в воздухе, словно два лёгких облачка, и всегда были одеты в костюмы небесно-голубого цвета.
Гвоздик забрался к ним под купол цирка, так высоко, что директор оттуда казался мошкой. Нуволино и Нуволетта изо всех сил старались помочь мальчику.
— Ты оставайся здесь, — объясняли они, а мы с трапецией подлетим к тебе. Как только мы приблизимся, прыгай и хватайся за наши руки. Понял?
Директор скомандовал: «Готовы? Пошли!» — и оба брата, точно птицы, держась за трапецию, полетели по направлению к Гвоздику.
— Прыгай! — крикнули они. — Мы тебя подхватим!
Гвоздик, не раздумывая, прыгнул… К несчастью, ему удалось ухватиться за руки Нуволино и Нуволетты; он оторвал их от трапеции и потащил вниз. Хорошо, что под ними была натянута сетка, куда оба гимнаста прыгнули, как резиновые мячи. Но Гвоздик, летевший, точно железный шар, со скоростью ста километров в час, пробил сетку и упал вниз головой на арену, зарывшись в песок по самую грудь.
— Довольно! — закричал разъярённый директор. — С меня хватит; я не хочу, чтобы ты разрушил цирк! Есть только одно место, подходящее для тебя, — место униформиста!
Разбитый, с помятой головой, Гвоздик удалился, сопровождаемый презрительным взглядом Оп-ля. Но его тотчас же окружили трое лилипутов.
— Не огорчайся, — сказал Нано.
— Ведь для тебя самое главное остаться в цирке, и это тебе удалось, — добавил Нане.
— И, кроме того, униформист — весьма почётное занятие, — заключил Нани.
Они так утешали его, что Гвоздик в конце концов успокоился. «Правда, — решил он, — в цирке ведь я остался, а это самое верное средство найти Перлину!»
В обязанности униформиста входило подметать пол и кормить зверей, а для Гвоздика, который привык пить только бензин и масло, было весьма нелёгким делом запомнить, что мясо нужно давать льву, а сено — лошадям. Он мог накормить животных машинным маслом, и у них бы начался понос. Но железному мальчику помогли Нано, Нане и Нани: они быстро научили его всему, что нужно. Кроме того, костюм и шапка униформиста были удобны тем, что скрывали железное тело.

7