9 глава

Заговор удаётся, и Гвоздика увольняют из цирка.

Чтобы избавиться от железного мальчика, Мустаккио и Оп-ля изобрели сто один способ. Прежде всего они заставили его делать самую унизительную работу — чистить конюшни. Они надеялись, что Гвоздик сам уйдёт из цирка. Но так как у Гвоздика нос был железный, то и в зловонной конюшне мальчик работал с обычным усердием. Тогда они придумали ему новую обязанность: под предлогом того, что лошадям ни в коем случае нельзя жиреть, его заставили каждый день три часа подряд бегать с ними вокруг арены. Но лёгкие у Гвоздика были тоже железные, и он мог бегать не то что три часа, а хоть шесть дней подряд. Один только раз он остановился: ему пришлось завести своё сердце-часы, — от такой нагрузки их завод быстро подходил к концу.
— Что же нам ещё придумать? — бесился Мустаккио. — Прикажу ему погонять вокруг арены слонов; посмотрим, как-то он с этим справится!Заговор удаётся, и Гвоздика увольняют из цирка.

Чтобы избавиться от железного мальчика, Мустаккио и Оп-ля изобрели сто один способ. Прежде всего они заставили его делать самую унизительную работу — чистить конюшни. Они надеялись, что Гвоздик сам уйдёт из цирка. Но так как у Гвоздика нос был железный, то и в зловонной конюшне мальчик работал с обычным усердием. Тогда они придумали ему новую обязанность: под предлогом того, что лошадям ни в коем случае нельзя жиреть, его заставили каждый день три часа подряд бегать с ними вокруг арены. Но лёгкие у Гвоздика были тоже железные, и он мог бегать не то что три часа, а хоть шесть дней подряд. Один только раз он остановился: ему пришлось завести своё сердце-часы, — от такой нагрузки их завод быстро подходил к концу.
— Что же нам ещё придумать? — бесился Мустаккио. — Прикажу ему погонять вокруг арены слонов; посмотрим, как-то он с этим справится!
Но не тут-то было! Гвоздик хватал слонов за хобот, те упирались ногами в землю, а он с такой силой тащил их за собой, что огромные животные катились за ним, как на роликах. Одним словом, из ста одного хитроумного способа Мустаккио уже испробовал девяносто семь, и всё безрезультатно. Тогда он пустил в ход девяносто восьмой, самый коварный. Он украл из дневной порции львов лучшие куски мяса, а потом заявил, что их съел Гвоздик, и потащил мальчика на расправу к директору. Откровенно говоря, директор сначала этому не поверил, но, когда его родная дочь Оп-ля не краснея сказала: «Я это видела собственными глазами», — ему пришлось согласиться с тем, что Гвоздик действительно виноват.
— Неправда! — возмущался Гвоздик. — Я ничего не брал. И зачем мне мясо? Ведь я питаюсь машинным маслом и бензином! — Рядом как раз стоял бидон с бензином, и Гвоздик, в доказательство того, что говорит правду, немедленно осушил его до половины. Но никакие объяснения не помогли, и директор тут же уволил железного мальчика.
Как только Нано, Нане и Нани узнали, что по ложному обвинению Гвоздика прогнали из цирка, они страшно возмутились и решили отомстить ненавистному Мустаккио.
— Гвоздик не виноват, это так же верно, как то, что я лилипут! — воскликнул Нано.
— Какая несправедливость — наказывать невинного! — прибавил Нане.
— Клянусь честью лилипута, мы жестоко проучим настоящего виновника преступления! — закричал Нани. Вооружившись, словно щитами, крышками от кастрюль, три крошечных рыцаря смело отправились к Мустаккио, чтобы вызвать его на дуэль.
— Мы будем драться до последней капли крови! — хором кричали три маленьких братца.
Но когда они подошли к фургону укротителя и заглянули внутрь, то разразились неудержимым хохотом.
Мустаккио сидел на шкафу. Усы у него дрожали, он был страшно бледен и вытаращенными глазами смотрел на крохотного мышонка, который грыз на полу корочку сыра.
— Вот это здорово! — воскликнул Нано.
— И это грозный Мустаккио, укротитель тигров и львов? — прибавил Нане.
— Он боится мышей! — закричал Нани, держась за живот от смеха.
Сущая правда: Мустаккио так ужасно боялся мышей и чувствовал к ним такое отвращение, что предпочёл бы встретиться с тысячью разъярённых львов, чем с одним мышонком.
Лилипуты тотчас же побежали к Гвоздику: они уже придумали, как проучить Мустаккио!
В это время Гвоздик с картонной коробкой под мышкой — в ней было всё его имущество — медленно выходил из цирка.
— Гвоздик, послушай, что мы придумали! — закричали наперебой лилипуты. — Подожди до окончания завтрашнего спектакля: ты прямо лопнешь от смеха и увидишь, как будет наказан Мустаккио!

7