16 глава

Гвоздик сквозь решётку обнимает папу Пилукку.

Когда приехали в город, Гвоздик бросил оглобли и, держа за руку Перлину, помчался к тюрьме. Он бежал так быстро, что девочка даже не успевала ставить ноги на землю, а неслась за ним по воздуху, как развевающийся флажок. Гвоздику хотелось скорее увидеть папу Пилукку, и он, чтобы сократить свой путь, срезал углы домов, обрушивал стены и, как снаряд, пробивал автобусы, полные людей.
Вдруг Гвоздик резко затормозил, и Перлина со всего размаху налетела на него сзади и сильно ударилась.
— Ты подожди меня здесь, — пропыхтел Гвоздик, — а я побегу к папе Пилукке.
Ощупывая шишку, моментально вскочившую на лбу, Перлина всё же нашла в себе мужество улыбнуться.Гвоздик сквозь решётку обнимает папу Пилукку.

Когда приехали в город, Гвоздик бросил оглобли и, держа за руку Перлину, помчался к тюрьме. Он бежал так быстро, что девочка даже не успевала ставить ноги на землю, а неслась за ним по воздуху, как развевающийся флажок. Гвоздику хотелось скорее увидеть папу Пилукку, и он, чтобы сократить свой путь, срезал углы домов, обрушивал стены и, как снаряд, пробивал автобусы, полные людей.
Вдруг Гвоздик резко затормозил, и Перлина со всего размаху налетела на него сзади и сильно ударилась.
— Ты подожди меня здесь, — пропыхтел Гвоздик, — а я побегу к папе Пилукке.
Ощупывая шишку, моментально вскочившую на лбу, Перлина всё же нашла в себе мужество улыбнуться.
— Желаю тебе удачи, Гвоздик! — сказала она, радуясь тому, что её друг, наконец, снова сможет обнять своего отца.
Гвоздик бежал вдоль тюремной стены и кричал изо всех сил:
— Где ты, папа Пилукка? Это я, твой Гвоздик!
За железной решеткой одного из окошек показалась лысая голова папы Пилукки:
— Сын мой, я здесь!
Гвоздик подпрыгнул и, ухватившись за решётку, крепко-крепко обнял старика, который от волнения не в состоянии был произнести ни слова.
— Извините меня, папочка! — шептал Гвоздик. — Я забыл о вас, я был плохим сыном! Но теперь я буду хорошим! Вам не придётся больше страдать из-за меня!
Пилукка был очень взволнован и лишь бормотал слова, которые казались Гвоздику совершенно бессмысленными:
— Как ты похудел! Ты ничего не кушал?… Ах, какой ты бледный! Гвоздик, сын мой, скажи правду, — здоров ли ты?
Подобные слова говорят все родители на свете, когда после долгой разлуки встречают своих детей, и Пилукка не представлял собой исключения, несмотря на то, что сын его был исключительным.
Гвоздик крепко обнимал отца, держась одной рукой за тюремную решётку. Это смягчило бы и каменное сердце, но сердце жандарма, стоявшего на страже, не смягчилось по той простой причине, что сердца у него вовсе не было, и поэтому, как только появился железный мальчик, жандарм, злорадно улыбаясь, куда-то убежал.
Гвоздик, покрыв поцелуями, синяками и шишками лицо папы Пилукки, спрыгнул на землю и закричал:
— Теперь я вас освобожу! Ни одной минуты вы больше не будете в тюрьме!
Железный мальчик тут же принялся головой и ногами пробивать стену, стараясь проделать отверстие, в которое смог бы выйти его отец. Но стена, сделанная из железобетона, не поддавалась. В то время как Гвоздик усердствовал, послышался какой-то странный грохот.
— Осторожнее, Гвоздик! — закричал Пилукка. — Убегай, а то и ты угодишь в тюрьму!..
Гвоздик обернулся. К тюрьме приближался танк; им управлял разъяренный Чичетти. Перед танком бежал жандарм, выдавший мальчика.
Гвоздик увидел того, кто посадил в тюрьму его отца; он рванулся на врага и готов был расправиться с ним, но Пилукка закричал:
— Спасайся, Гвоздик! Это злые машины! Тебе с ними не справиться! Беги отсюда! И возьми вот это, оно может тебе пригодиться, чтобы освободить меня!
Гвоздик поймал на лету предмет, брошенный ему папой Пилуккой; это был консервный нож, который учёный смастерил, сидя в тюрьме. Прощаться было некогда. Гвоздик послал папе воздушный поцелуй и побежал.

7