18 глава

Буратино бежит из Страны Дураков и встречает товарища по несчастью.

Черепаха Тортила не указала дороги из Страны Дураков.
Буратино бежал куда глаза глядят. За черными деревьями блестели звезды. Над дорогой свешивались скалы. В ущелье лежало облако тумана.
Вдруг впереди Буратино запрыгал серый комочек. Сейчас же послышался собачий лай.
Буратино прижался к скале. Мимо него, свирепо сопя носами, промчались два полицейских бульдога из Города Дураков.
Серый комочек метнулся с дороги вбок — на откос. Бульдоги — за ним.
Когда топот и лай ушли далеко, Буратино припустился бежать так быстро, что звезды быстро-быстро поплыли за черными ветвями.Буратино бежит из Страны Дураков и встречает товарища по несчастью.

Черепаха Тортила не указала дороги из Страны Дураков.
Буратино бежал куда глаза глядят. За черными деревьями блестели звезды. Над дорогой свешивались скалы. В ущелье лежало облако тумана.
Вдруг впереди Буратино запрыгал серый комочек. Сейчас же послышался собачий лай.
Буратино прижался к скале. Мимо него, свирепо сопя носами, промчались два полицейских бульдога из Города Дураков.
Серый комочек метнулся с дороги вбок — на откос. Бульдоги — за ним.
Когда топот и лай ушли далеко, Буратино припустился бежать так быстро, что звезды быстро-быстро поплыли за черными ветвями.
Вдруг серый комочек опять перескочил дорогу. Буратино успел разглядеть, что это заяц, а на нем верхом, держа его за уши, сидит бледный маленький человечек.
С откоса посыпались камешки, — бульдоги вслед за зайцем перескочили дорогу, и опять все стихло.
Буратино бежал так быстро, что звезды теперь, как бешеные, неслись за черными ветвями.
В третий раз серый заяц перескочил дорогу. Маленький человечек, задев головой за ветку, свалился с его спины и шлепнулся прямо под ноги Буратино.
— Ррр-гаф! Держи его! — проскакали вслед за зайцем полицейские бульдоги: глаза их были так налиты злостью, что не заметили ни Буратино, ни бледного человечка.
— Прощай, Мальвина, прощай навсегда! — плаксивым голосом пропищал человечек.
Буратино наклонился над ним и с удивлением увидел, что это был Пьеро в белой рубашке с длинными рукавами.
Он лежал головой вниз в колесной борозде и, очевидно, считал себя уже мертвым и пропищал загадочную фразу: «Прощай, Мальвина, прощай навсегда!», расставаясь с жизнью.
Буратино начал его тормошить, потянул за ногу, — Пьеро не шевелился. Тогда Буратино отыскал завалившуюся в кармане пиявку и приставил ее к носу бездыханного человечка.
Пиявка недолго думая цапнула его за нос. Пьеро быстро сел, замотал головой, отодрал пиявку и простонал:
— Ах, я еще жив, оказывается!
Буратино схватил его за щеки, белые, как зубной порошок, целовал, спрашивал:
— Как ты сюда попал? Почему ты скакал верхом на сером зайце?
— Буратино, Буратино, — ответил Пьеро, пугливо оглядываясь, — спрячь меня поскорее… Ведь собаки гнались не за серым зайцем, — они гнались за мной… Синьор Карабас Барабас преследует меня день и ночь. Он нанял в Городе Дураков полицейских собак и поклялся схватить меня живым или мертвым.
Вдали опять затявкали псы. Буратино схватил Пьеро за рукав и потащил его в заросли мимозы, покрытой цветами в виде круглых желтых пахучих пупырышков.
Там, лежа на прелых листьях. Пьеро шепотом начал рассказывать ему:
— Понимаешь, Буратино, однажды ночью шумел ветер, лил дождь как из ведра…

7